Формула взросления: запрет - стыд - совесть Печать

DatsoPic 2.0 © 2009 by Andrey Datso
Когда ребенку нужно рассказывать о Боге, а когда - о светской этике

Вот история, случившаяся в одной из ульяновских школ. Урок математики, класс готовится к контрольной работе. За одной партой сидят русская девочка и мальчик-татарин. Девочка, которую воспитывает православная бабушка, достает иконку и начинает читать молитву.

На следующий день мама мальчика приходит с претензией: сын принес двойку за контрольную. Он сказал, что испытал шок, увидев, как молится его православная соседка, и не мог сосредоточиться на работе. Понятно, что мальчишка, скорее всего, слукавил, но “отмазка” вышла весьма характерной.


Недостаток толерантности исправляется образованием и воспитанием. Вот и российское правительство, согласившись с лидерами религиозных конфессий, решило, что обществу не хватает нравственности, поэтому школьникам нужно рассказывать о традиционных религиозных культурах и прививать им терпимость, в том числе к другой вере. Для этого с весны 2010 года в 4-5-х классах российских школ стали преподавать экспериментальный курс “Основы религиозных культур и светской этики”.

Сейчас эксперимент идет в 21 российском регионе и в этом году завершается, после чего Минобразования решит, стоит ли вводить новый предмет в школьную программу.


Каждому по модулю

Курс включает в себя шесть модулей: “Основы православной культуры”, “Основы исламской культуры”, “Основы буддийской культуры”, “Основы иудейской культуры”, “Основы мировых религиозных культур” и “Основы светской этики”. Хотя церковные деятели говорят, что это по сути культурный ликбез для школьников, учителя склоняются к тому, что предмет скорее воспитательный. Это противоречие целей - давать знания или воспитывать духовность - приводит в замешательство родителей, которые выбирают для своих детей предмет для изучения. Данные по регионам разнятся. В ульяновских школах, например, родители почти равномерно поделили свои голоса между основами православной культуры (ОПК), светской этикой и мировыми религиями (Ульяновская область не входит в официальный список регионов-экспериментаторов и обкатывает духовно-нравственный курс самостоятельно).

Очевидно, выбор зависит от того, какого результата от преподавания курса ждут родители. Те, кто за диалог культур во имя согласия, предпочитают основы мировых религиозных культур (ОМРК). Кто за нравственное воспитание детей и за изучение традиционной религии, выбирают ОПК или основы иных религий. Те же, кто считает, что в школе дети должны в первую очередь учиться, выбирают светскую этику.

В пользу этики высказываются и те родители, которые боятся, что педагоги выйдут за рамки светского образования и начнут склонять детей к вере. Поскольку культура и религия не только объединяют, но и разъединяют, методисты считают, что выбор светской этики отражает желание родителей подготовить детей к бесконфликтной жизни в многонациональной среде.


Болезненная реакция

Практика показывает, что учителя могут влиять на этот выбор. Например, ульяновская школа № 29 находится в микрорайоне, где проживает много татар. Преподаватель мировой художественной культуры (МХК) Ольга Шамшетдинова, которой поручили вести экспериментальный курс, обратила внимание: когда на уроках МХК изучали русскую христианскую культуру, у некоторых детей это вызывало болезненную реакцию. Тогда она предложила родителям выбрать основы мировых религий: “Я посчитала, что для нас это оптимальный вариант, да и мне самой это ближе”.

Учитель гимназии № 33 Ирина Петрищева объясняет, почему она ведет именно ОПК: “Этика всегда присутствует в наших педагогических начинаниях, но в обществе от этого ничего не меняется. Преподавать разные религии в стране, где три четверти людей считают себя православными? Я к этому не готова. Если ребенок будет знать свою традиционную религию, он потом сможет вникнуть в материал других религий”.

“А почему вообще надо обязательно отнестись к ОПК или к исламу как к окончательному выбору? - недоумевает завкафедрой педагогики и психологии Ульяновского института повышения квалификации и переподготовки работников образования, доктор педагогических наук Маргарита Лукьянова. - Если мы хотим показать равенство религий, то надо изучать все религии, все модули, а не на выбор”.

Лукьянова считает, что сам выбор модуля может породить конфликт. Во-первых, потому, что родители выбирают за детей, во-вторых, не во всех школах есть возможность выбрать модуль, и те, кто хотел бы изучать, например, основы ислама, вынуждены ходить на уроки светской этики. Методисты - за единый курс, включающий содержание всех модулей, и за то, чтобы преподавать его на разных уровнях сложности.




Детский вопрос

Учителя говорят: чем раньше начинать преподавание религиозных культур, тем лучше, потому что к 5-му классу у детей уже есть характер, а маленьким можно рассказать о Боге простыми словами. Создается ощущение, что учителя боятся взрослых вопросов, на которые просто не смогут ответить.

Доцент кафедры педагогики и психологии младшего школьника Ульяновского педагогического университета, кандидат психологических наук Любовь Гурылева говорит, что в младшей школе, пока учитель является непререкаемым авторитетом, преподавание духовных культур, возможно, будет более эффективным. С другой стороны, в этом же есть определенное насилие, ведь ребенок еще не готов к осознанному выбору. Вот что, например, говорят второклассники частной гимназии “Дар” с православным уклоном об уроках ОПК: “Мы о Боге узнаем. Это святой урок. Бог будет к нам лучше относиться, если мы про него узнаем”, “Мы узнаем, что есть рай и ад. Узнаем иконы, молитвы всякие. Самое трудное - когда всякие сложные слова”, “Это помогает в будущем поверить в Бога”.

Услышав такое, священники, наверное, умилятся, а светские педагоги нахмурят брови. Некоторые эксперты отмечают, что возраст для изучения религиозных культур выбран неудачно. 10-11 лет - промежуточный критический возраст, когда начинает подвергаться сомнению информация, идущая от взрослых. Осмысленно воспринять абстрактную концепцию Бога ребенок может только ближе к окончанию школы, когда происходит формирование самосознания, считает Любовь Гурылева.


Путь автономной морали

Директор московского Центра психологического сопровождения образования “Точка пси”, кандидат психологических наук Марина Битянова уверена, что нельзя говорить с ребенком о нравственных субстанциях, которые в нем еще не заложены, иначе он станет ханжой. Ведь лет до пяти-шести основная нравственная формула для ребенка - “нельзя”, при этом любой запрет должен быть обоснован. Стыд появляется к восьми-девяти годам, когда ребенок понимает, что совершил нехороший поступок, боится, что о нем узнают другие и его накажут. Считается, что на этом уровне общепринятой морали, то есть стыда, остается до половины взрослых людей. Поэтому до 12-13 лет фраза “Как тебе не стыдно!” - единственная адекватная реальности.

И только в 15-16 лет у некоторых подростков (у меньшинства) появляется понятие совести. Когда стыдно перед самим собой, независимо от того, узнают ли об этом другие. С этого момента начинается путь автономной морали, здесь же истоки подлинной религиозности. Умные священники и психологи понимают, что, помогая человеку обрести веру, можно опираться лишь на то, что в человеке уже есть, а вовсе не на то, что когда-нибудь будет. Очевидно, эти соображения стоит принять во внимание тем, кто будет оценивать итоги эксперимента.


Официально

“Важно, чтобы этот предмет не превратился в формальный ликбез, поэтому преподавать подобные дисциплины, конечно, должны хорошо подготовленные теологи, священники”, - сказал Владимир Путин на встрече с религиозными лидерами в Даниловом монастыре 8 февраля 2012 года.


Любопытно

21 февраля 2007 года Октябрьский федеральный суд Санкт-Петербурга отклонил иск школьницы Марии Шрайбер к городскому комитету по образованию и Министерству образования РФ, в котором она потребовала запретить преподавание теории эволюции по Дарвину “как доминирующей”, а также принести ей письменные извинения “за оскорбление религиозных чувств”. Иск был поддержан представителями основных религиозных конфессий России. Решение было принято со ссылкой на светский характер российского государства и его системы образования.


Наша справка

В августе 2009 года Дмитрий Медведев подписал поручение о введении в школах предметов духовно-нравственного содержания, а 29 октября того же года правительство РФ утвердило план мероприятий по апробации курса “Основы религиозных культур и светской этики”. В аннотации к курсу говорится, что его цель - “формирование у младшего подростка мотиваций к осознанному нравственному поведению, основанному на знании и уважении культурных и религиозных традиций многонационального народа России, а также к диалогу с представителями других культур и мировоззрений”.


Сергей Гогин, Ульяновск

Труд-7, 22 марта 2012